Библиотека

История создания НЛП

Ричард Вейн Бэндлер родился в 1950 в Нью Джерси. Пару лет спустя его семья переехала в Калифорнию, где он рос в одной из беднейших частей города Сан Хосе, Бей Эриа, на север от Сан Франциске
В середине шестидесятых годов Бэндлер был одним из длинноволосых детей-цветов, каких часто можно было встретить на улицах городов американского Западного Побережья. Как активный член протестующей общественности хиппи, он участвовал в организации нескольких самых больших в те годы рок-концертов.
Эти времена отличались негативным отношением к традициям. Материалистическая основа американского общества, все более абсурдальная эскалация гонки вооружений и военное вмешательство Соединенных Штатов во вьетнамский конфликт, вызвали оппозиционное течение, отрицающее нормы общества успеха. Многие молодые люди видели решение наиважнейших проблем своего времени в том чтобы занять позицию крайнего индивидуализма. Способ выхода из глобального кризиса они видели в переоценке ценностей. Не Родина, семья и успех, а любовь, мир и личное счастье должны были стать лозунгом новых времен. Выражением такого подхода к жизни стали бегство из городов, наркотические переживания, религиозная мистика и прежде всего новая рок-музыка.
Лето 1967 года - известное как лето любви (Sammer ofLove) это расцвет, так называемой, музыки Западного Побережья, с которой были связаны такие известные исполнители как: The GratefulDead, JeffersonAirplane, Santana, The Steve MillerBand, The Birds, Coyntry Joe andthe Fish, JanisJoplin iQuicksilver MessengerService. Множество людей встретились под открытым небом, чтобы послушать звуки, сегодня легендарных групп, и чтобы под влиянием психоделических наркотиков, таких как ЛСД, псилоцибиновые грибы и гашиш, совместно праздновать мирную революцию движения Flower Power.
Эта культурная революция достигла своей кульминации во время культового фестиваля в Вудстоке. В сентябре 1969 года впервые в истории на Восточном Побережье собрались почти полмиллиона людей, чтобы отметить вступление в новую эпоху любви, согласия и мира. Все казалось возможным. Неожиданный конец этой идеи наступил шестого декабря 1969 года, когда член Ангелов Ада, во время одного из концертов Ролинг Стоунз на Алтамонт Спидвей около Сан Франциско, убил перед сценой восемнадцатилетнего негра Мередита Хантера. Таким образом погибла мечта о Нации Вудсток.
Однако в 1967 году вера молодежи в будущее и убеждение в возможность изменить обличив мира была еще не сломлена. Беки, жена Роберта С. Спитцера, реномированого психиатра и президента издательского дома Sciens & Behavior Books в Пало Альто, обратила в это время внимание мужа на удивительные таланты семнадцатилетнего ученика Средней Школы Фримонт, которого она наняла, чтобы учить своего сына Дана игре на барабанах. Тем, что восхитило Беки Спитцер в Ричарде Бэндлере, была его открытость к философским вопросам и манера в которой он обучал музыке.

Спитцеры старались как могли поддержать способности Бэндлера. Роберт Спитцер описал его как необыкновенно ловкого и всесторонне талантливого. Поэтому он доверял ему различные задания и привлёк к работе в издательстве. К обязанностям Бэндлера относилась работа в магазине, а также подготовка магнитофонных и видео записей для терапевтических семинаров.
Бэндлер начал свою бурную академическую карьеру двухлетним обучением в Футхилл Колледж в Лос Альтос Хиллс. Согласно информации Спитцера, ему удавалось довести некоторых своих преподавателей до отчаяния. Он не шел на компромисс, даже если вопрос затрагивал лишь детали, совершенно не подчиняясь ритуалам академической жизни4.
После того как Бэндлер закончил колледж, он поступил в Калифорнийский Университет в Санта Круз. Спитцер и его жена, которые по мере течения времени, становились все более влиятельными менторами Бэндлера, владели тогда небольшой дачей в деревне, недалеко от Санта Круз. Они позволили ему построить на своей земле домик. Некотороевремя Бэндлер жил там с подругой и собакой.
Санта Круз - маленький городок на севере Монтерей Бей, на юге от Сан Франциско. В городе есть университет, очень красиво расположенный. В те времена в городе было около сорока тысяч жителей, ведущих богатую на эксперименты культурную жизнь. Здесь жили многие известные личности из мира культуры: режиссер Альфред Хичкок, актриса Ширли Темпл, автор фантастической литературы Френк Херберт, а также члены группы Сантана и Дуби Бразерс.

 
Ричард Алперт, бывший коллега Тимоти Лири по Гарвардскому Университету, вернувшись из Индии также жил в Санта Круз, уже будучи духовным мастером - под именем Баба Рам Дасс. Алперт был наряду с Ральфом Метцнером и Лири, соавтором классической работы психоделического движения, какая должна была служить проводником в мире экспериментов с ЛСД. Грегори Бейтсон также жил в это время в Санта Круз. Он является создателем кибернетической эпистемологии, концепции которая стала основой современного холистического взгляда на мир.
В эзотерических кругах, по сей день, Санта Круз считают особенным "местом силы". Это определение указывает на разнородность действий, которые предпринимались там в последние десятилетия, для познания духовного, личностного и общего жизненного измерения.

Встреча Ричарда Бэндлера
с гештальт-терапией


Фриц Перлз
В начале Бэндлер записался на курсы философии, математики и информатики. Однако по мере течения времени его интересы все более сконцентрировались на науках, занимающихся человеческим поведением. Особое внимание он посвящал, наряду с новейшими методами терапии, такими как рольфинг и семейная терапия, прежде всего работам Перлза.
Перлз, создатель гештальт-терапии, переживал в это время, согласно своей оценке, период пиковых возможностей в области педагогической работы и писательского творчества. В декабре 1969 он подписал с Робертом Спитцером договор на несколько книг. Их темой должна была стать философия и психотерапевтическая практика гештальт-терапии. Перлз обработал эти вопросы совместно со своей женой Лорой и философом Полом Гудманом - социологом, алтернативным педагогом и писателем.
Перлз должен был представить в книгах существо своей работы, способом, который дал бы возможность образованному дилетанту ее понять. Наряду с манускриптами и лекциями, книги должны были содержать прежде всего транскрипцию фильмов, показывающих Перлза во время работы. Автор был убежден, что подобные транскрипции будут основным фундаментом для интересных открытий из области настоящего процесса терапии. Он верил, что суть работы гештальтиста можно намного лучше уловить при чтении транскрипций, нежели изучая теоретические тексты. К сожалению, неожиданная смерть Перлза в 1970 поставила под вопросом этот проект. Перед Спитцером встала проблема, что делать с обширным материалом, оставленным Перлзом. Вначале он обратился к некоторым ученикам Перлза с просьбой помочь при издании этих работ. Поскольку они отказались от его предложения, он представил его в 1972 году Ричарду Бэндлеру.
Бэндлер получил задание выбрать и записать вводные гештальт-сессии Перлза. Транскрипции должны были дополнить авторский текст. Спитцер писал позднее, что Бэндлер почти как помешанный, день за днем надевал наушники, смотрел фильмы и готовил точные транскрипции. Интенсивная работа привела его к тому, что Бэндлер начал говорить и вести себя как Перлз. Спитцер с юмором описывает, что пару раз поймал себя на том, что случайно назвал Бэндлера "Фриц" .

Первой вышла незаконченная рукопись Перлза The GestaltApproach (гештальт-подход). После этого вышла вторая книга Eye Witnessto Therapy (Свидетель терапии), которая в большинстве состояла из транскрипции учебных фильмов Перлза. Два года спустя Бэндлер опубликовал следующее собрание избранных транскрипций под титулом Legacyfrom Fritz (Завещание Фрица).
Несмотря на то, что Бэндлер не знал Перлза лично, ясно видно что, благодаря работе над публикациями, он попал под его влияние.

Первые группы 1972 - 1973 годов

В начале семидесятых годов в Калифорнийском Университете Санта Круз царила исключительно либеральная атмосфера, на занятиях не доминировали исключительно научно-ортодоксальные взгляды. Особенно большой популярностью, среди студентов психологии пользовался Кресж Колледж, где тогда работал Грегори Бейтсон. Там было возможно проводить экспериментальные групповые действия. 

Весной 1972 года Бэндлер, разочарованный чуждым обычному опыту содержанием академического curriculum, организовал в Кресж Колледж занятия по практике гештальт-терапии, используя возможность, предоставленную студентам последних курсов самим планировать и проводить занятия. Студенты, участвующие в таких занятиях, получали документы об их прохождении, которые также признавались, как и выданные профессорами.
Работа с теорией гештальта была в то время абсолютной новостью в бихевиористски ориентированном учебном процессе. И хотя, существовали две группы, занимающиеся вопросами человеческих ощущений, однако их принципы выходили главным образом из концепции Карла Роджерса - создателя терапии, центрированной на клиенте. Он был одним из отцов, так называемой, гуманистической психологии, которая родилась в 1962 году в Обществе Гуманистической Терапии, как третья сила в психологии, наряду доминирующими тогда школами психоанализа и бихевиоризма. В это время недирективные и направленные на личностный рост взгляды Роджерса вошли в салоны также и в передовых академических кругах. Это, кроме прочего, выражалось большой активностью групп встреч (encounter), создание которых было модно во многих высших учебных заведениях.
Несмотря на многие программные сходства с основами гештальт-терапии Перлза (относящейся к так называемой гуманистической терапии), работа этих групп, в семидесятых годах, в принципе была направлена скорее на групповую динамику и сконцентрирована на движении аутентичности. Поэтому группа Бэндлера существенно отличалась от обычных групп встреч. С самого начала его интересовал анализ терапевтического воздействия гештальт-теории в рамках группы. Кроме этого, упражнения на семинарах открыли перед ним возможность развить собственную, до этого времени остающуюся лишь в теории, практическую компетентность.


Сотрудничество Ричарда Бэндлера
с Джоном Гриндером

 
Джон Гриндер, будучи на десять лет старше Бэндлера, стал супервизором в его группе семинаров гештальт-терапии.
Гриндер родился 10 января 1939 года в штате Мичиган. В молодости он работал тайным агентом ЦРУ в Германии, Италии и Югославии. В начале семидесятых его имя стало известным среди любителей генеративно-трансформационной грамматики, восходящей к Ноэму Хомскому. Он также работал младшим ассистентом профессора лингвистики под руководством Грегори Бейтсона в Кресж Колледж.
В это время Гриндер был уже очень сильно вовлечён в развитие передовых методов обучения. В момент знакомства с Бэндлером он был абсолютным новичком в области терапии и консультирования. Несмотря на это, он быстро распознал необыкновенные терапевтические способности Бэндлера. Деятельность последнего пробудила интерес также среди студентов, интересующихся этим вопросом. Благодаря устной пропаганде быстро возникали последующие группы геш-тальта. Их встречи проходили частным образом по уикендам или вечером. Вначале Бэндлер сам вел группы. Потом в это включился Гриндер. Бэндлер лично ввел его в терапевтический процесс. То что тогда происходило, было представлено Джозефом О'Коннором и Джоном Сеймуром так:
"Ричард начал вести группы гештальт-терапии и брал с участников по пять долларов за вечер. Он вошел [...] в контакт с Джоном Гриндером и так сильно заинтересовал его теорией гештальта, что тот также начал участвовать во встречах групп. Джон был восхищен. Ричард знал, что ведя группы, он получает успех, но хотел точно понять, как это у него получается и какие паттерны наиболее эффективны. Есть огромная разница между тем, что просто иметь способности и их использовать, и осознавать их, поскольку оба эти фактора помогают добиться необходимых результатов. Джон и Ричард составили договор: Ричард должен был познакомить Джона с тем, как вести гештальт-терапию, а Джон должен был помочь осознать Ричарду, что он конкретно делает в это время. С этой целью Джон начал регулярно участвовать в работе группы по понедельникам и моделировать Ричарда. Ричард давал ему понять, какие из паттернов, по его мнению, самые важные, акцентируя их взглядом или интонацией. Джон учился быстро. Ему потребовалось два месяца для того чтобы изучить паттерны и быть готовым к ведению группы также как и Ричард. Он встречался с ней во вторник по вечерам и называл ее группой "повторного чуда". Поскольку участники переживали во вторник с Джоном те же самые чудеса, которые ранее испытали члены группы Ричарда в понедельник".

Джон Гриндер и Ричард Бэндлер. 1980-е

Моделирование - процесс, в котором главное - научиться специфические способности одного человека передавать другому, так чтобы последний мог их практически использовать. Это процесс в котором вначале выбирают подходящие паттерны , а далее, во время представления интересующих типов поведения, анализируют их систематически и внимательно, задавая вопросы. В конечной фазе, при помощи демонстрации моделей, определяются основные правила и паттерны поведения, которые перенимаются, а их воздействие тестируется. Поэтому в принципе во время моделирования делается попытка воссоздать вышеназванный процесс, раскладывая его на существенные компоненты, чтобы дать возможность обучиться ему третьим лица.
Вначале моделирование применялось в Соединенных Штатах во время тренингов в области торговли под названием Мастер Моделирования (Master-Modelling). Бэндлер и Гриндер впервые применили его в рамках терапевтической коммуникации. Это стало возможным, поскольку в момент встречи с Ричардом Бэндлером, Джон Гриндер уже проводил эксперименты с моделированием в области изучения языков.
Гриндер внес, таким образом, в сотрудничество с Бэндлером лингвистические знания и свой опыт создания моделей. Бэндлер в то же время имел опыт, касающийся современных терапевтических школ, таких как гештальт-терапия, семейная терапия, рольфинг и рейки. Кроме того, он проявлял необыкновенный талант к точному копированию поведения других людей.
Ориентированные на эксперимент, и лишь в начальной фазе направленные на гештальт-терапию, группы Бэндлера и Гриндера вскоре стали постоянным элементом групповой активности в Санта Круз. Их оригинальная активность была описана Терренсом МакКлен-доном в достойной прочтения книге The WildDays. NLP 1972 - 1981 (Безумные Дни. НЛП 1972 - 1981). Высокой котировкой эта группа благодарна личности Ричарда Бэндлера, который уже тогда, характерным для своего молодого возраста способом, необычайно энергично стремился к реализации своих проектов. Он часто применял оборот, отражающий его позицию: "GO FORIT ... NOW!!! ("СДЕЛАЙ ЭТО ... СЕЙЧАС!!!).


Встреча с Вирджинией Сатир
 
Ричард Бэндлер познакомился с Вирджинией Сатир, создателем Терапии Целой Семьи (Conjoint Family Теrару), также благодаря Роберту Спитцеру и его жене. Спитцер знал Вирджинию Сатир не только по ее публикациям в своем издательстве, он был также ее официальным представителем в Mental ResearchInstitute (MRI) в Пало Альто. Этот институт был основан в ноябре 1958 года для того чтобы проводить базовые исследования кибернетических моделей, касающихся возникновения и лечения психических нарушений. В фазе организации этого заведения, Спитцер формально занял должность директора отдела обучения, поскольку рассчитывать на публичные дотации было возможно лишь в случае, когда этот отдел официально представлялся психиатром. Однако неформально с 1966 года им заведовала Вирджиния Сатир. Поскольку она по образованию была социальным работником то не могла официально исполнять такую функцию.
Ричард Бэндлер и Вирджиния Сатир встретились впервые в 1972 году, на упоминавшейся уже даче Роберта и Беки Спитцеров, находящимся на той же земле где жил Ричард. В этот день там присутствовало около тридцати человек, чтобы поддержать Вирджинию Сатир в работе с израильским другом семьи Спитцеров.
Вскоре после этого Бэндлер сопровождал Спитцеров в Рено для встречи с Бадом и Мишель Болдвин. Они организовали курсы с Вирджинией Сатир, в программе которых оказалась также практическая демонстрация ее работы с двумя семьями. Ее деятельность произвела на Бэндлера необыкновенное впечатление.
В это время, еще перед началом работ над публикациями Перлза, Роберт Спитцер попросил Бэндлера записать на пленку один из семинаров Вирджинии Сатир и сделать его транскрипцию. Для этого Бэндлер должен был поехать с ним в Канаду, где Сатир четыре недели проводила обучение. Спитцер планировал использовать полученный материал в книге. Он также был согласен с женой в том, что возможность наблюдать Вирджинию Сатир во время работы может пригодиться Ричарду Бэндлеру. О'Коннор и Сеймур так описали одно событие, имевшее место на этом семинаре, передающее вероятно типичное для того времени поведение Бэндлера:
"Во время всего обучения он был изолирован в маленьком помещении для записи. Связь с комнатой занятий была возможен лишь при помощи микрофона. У Бэндлера были двух-канальные наушники и одним ухом он проверял звук записи, в то время как другим слушал кассеты Пинк Флойд. В последнюю неделю Вирджиния организовала встречу, спросив участников о том, как они должны вести себя, используя материал, которому она их обучала. Оказалось что для собравшихся это слишком тяжелое задание. Тогда Ричард вошел в помещение и успешно решил проблему. Вирджиния сказала: "Так будет верно". Ричард попал в странную ситуацию - он знал об паттернах Вирджинии больше нежели кто-либо из участников, несмотря на то что не пытался их сознательно изучить".
Следующие несколько месяцев Бэндлер занимался транскрипцией обширного материала. Также и в этом случае интенсивная работа над записями привела к тому, что с определенного момента он стал перенимать интонацию и фразеологию Вирджинии Сатир. Как обычно Бэндлер продемонстрировал свой необыкновенный талант быстрого и эффективного обучения образцам поведения других людей. Прежде всего он использовал стратегию, которую ранее применял в музыке. Если он хотел обучиться стилю игры музыканта, которым восхищался, он так долго слушал записи его произведений, пока ему не удавалось олицетворить себя с ним настолько, что он мог достаточно хорошо его имитировать.
С 1972 по 1974 Бэндлер участвовал в тренировочных программах Вирджинии Сатир так часто, как только мог. Он чаще всего отвечал за их видео и аудио запись. Сатир представила в это время, кроме прочих, два терапевтических инструмента, над усовершенствованием которых она работала с половины шестидесятых годов. Она назвала их "приём для частей" (Parts Party) и "реконструкция семьи".

 
Бэндлер был так восхищен ее способностью все замечать и терапевтическими знаниями, что ввел ее методы в свою работу с группами. Таким образом в них применялись как методы гештальт -терапии, так и опыт Вирджинии Сатир. Она сама описывает эти времена в интервью, которое она дала Гесу Юргенсу и Тису Стелу в мае 1981 года:
"Ричард тогда был двадцатидвухлетним молодым человеком и сегодня он не слишком стар. Тогда еще он дозревал, задавая множество вопросов о причинах явлений. Ведь он был аутсайдером. Как то ему удалось сконтактироваться с моим издательством и получить там работу [...]. Он был одним из детей-цветов. [...]
Он начал читать мои книги и они его заинтересовали. Я ежедневно приносила ему какое-нибудь новое чтение, поскольку его интеллект был просто фантастическим, свойственный лишь необыкновенным людям. [...] Мой издатель хотел записать один из тренингов и Ричард принял это задание. Так как он отлично ориентировался в технике - он великолепный музыкант - мой издатель попросил его сделать записи. Он начал работу и был весьма возбужден происходящим. Случилось так, что я сделала для него "приём для частей". Такого он еще не испытывал в своей жизни, будучи очень удивлен переменами, которые это вызвало в нем. Таким образом, он начал интересоваться, как произошли перемены. Он попросил у меня мои записи аудио и видео, а также бумаги и начал их изучать. Тогда он познакомился с Джоном Гриндером, который был лингвистом. Они встретились и стало интересно - меня сильно интриговало, что такое они совместно придумают. Я могла лишь догадываться. Многие мои начинания опирались на интуицию, которую я тогда не могла перевести на язык левого полушария. Первая книга это доказательство того, как сильно мы переживали - и я, и они.
Тогда Ричард решил искать других людей, чьи работы, в чем он был уверен, позволили бы открыть сущность силы, вызывающей такие огромные изменения. Это были Милтон Эриксон и Фриц Перлз. Бэндлеру и Гриндеру удалось найти решение для отработки методов моей работы и анализа ее по отношению к работам Милтона и Фрица. Тогда они обнаружили, что в описываемом процессе участвуют все время одни и те же элементы. Они одержали успех, сублимируя структуру изменений из наших образцов поведения. Про это и говорится в The Structureof Magic (Структура Магии). Это была первая часть истории. В это время произошло множество великолепных событий - я посылала к ним разных людей, оба приходили ко мне, чтобы показать, что они сделали и так далее".
Вскоре в этом контексте родилась идея моделирования ключевых личностей современной терапии. В результате развития техники, когда оказалось что можно без всяческих финансовых сложностей записывать на аудио и видео кассеты мастеров терапии, появилась возможность глубоко и систематически проанализировать терапевтические процессы. Бэндлер и Гриндер разработали на основе наблюдения модели поведения, успешность которых они проверяли в различных группах. Они все время демонстрировали новые, неконвенциональные терапевтические техники, с которыми познакомились по ходу исследования работ Перлза и курсов Вирджинии Сатир.

Рождение нейролингвистического программирования (НЛП)

Группы Мета Модели (Meta ModelGroups)

В начале 1974 года Бэндлер и Гриндер начали реализацию проекта Мета Модель, который стал основой для нейролннгвистического программирования. В рамках группы, встречи которой происходили в расположенном на Миссион Стрит в Санта Круз доме, где проживали студенты, они начали работу над методами получения информации.

 
В этот период выделился стержень постоянных участников. Почти все они стали впоследствии известными деятелями НЛП, в создании которого они активно участвовали. Вначале группа занималась методами консультации для пар, гештальт-терапией и "семейными скульптурами", еще одной методикой совершенствуемой Вирджинией Сатир в рамках семейной терапии.

В этот период в группе наступило интересное развитие межчеловеческих отношений. Участники все более открывались, чаще говоря о личных вопросах. Эффектом этого стали сильные эмоциональные связи между членами группы. Кроме прочих в нее входили: Лесли Камерон, в будущем жена Ричарда Бэндлера, Джудит ДеЛозье, которая выйдет замуж за Джона Гриндера, Франк Пьюселик, Байрон Льюис, Девид Гордон, Стив Гиллиген, Мерибет Андерсон, Джим Айхер, Поль Картер, Терренс МакКлендон и Роберт Дилтс. Терренс МакКлендон определил эту пору как рождение нейролингвистического программирования.

Франк Пьюселик и Роберт Дилтс

Основой исследований в группах Мета Модели было допущение о том, что исключая методы ориентированные исключительно на тело, вербальная коммуникация между терапевтом и клиентом является центральным пунктом каждой терапевтической работы. Было принято, что в вербальной коммуникации Перлза и Сатир можно выделить специфические языковые образцы, указывающие на проблемные процессы и вызывающие изменения. Первое определение этих языковых паттернов и проверку их воздействия дало лингвистическое знание Джона Гриндера.
Результаты исследований были опубликованы в 1975 году в издательстве Sciens & Behavior Books в первом томе The Structureof Magic (Структура Магии). На базе общей семантики Альфреда Ко-жибского и генеративно-трансформационной грамматики Ноэма Хомского, Бэндлеру и Гриндеру действительно удалось выработать основы для модели, которая давала возможность целенаправленно собирать информацию о представляемом человеком мире (модель мира). Успехом также увенчалась попытка моделировать и точно описать структуру существенных языковых способностей Перлза и Сатир в области успешной коммуникации между терапевтом и клиентом. Терапевтическая подготовка Ричарда Бэндлера и языковые знания Джона Гриндера дополняли себя так успешно, что плодом этого сотрудничества стала одна из наиболее выдающихся работ о человеческой коммуникации.

Грегори Бейтсон 

Во время работы над Мета Моделью, Бэндлер и Гриндер вели оживленный диалог с Вирджинией Сатир и Грегори Бейтсоном. Бэндлер в это время переехал в местность под названием Акорн Холлоу. Спитцеры также владели там землей, на которой возникло особенно талантливое общество терапевтов и художников. На этой земле также располагался издательский дом. Грегори Бейтсон с женой жили там тогда со своей дочкой Норой. Они переехали сюда поскольку Луизу Бейтсон интересовали альтернативные формы родов. Вирджиния Сатир знала Бейтсонов еще со времен MRI и дружила с ними. Она даже подумывала переехать в Акорн Холлоу. Из-за весьма близких отношений с Норой Бейтсон она охотно там пребывала в свободное время. Позже здесь поселился и Джон Гриндер.
Аркон Холлоу, таким образом, был в то время интелектуальным центром. Царившее там состояние возбуждения отражали вступления, написанные Грегори Бейтсоном и Вирджинией Сатир к первому тому Структуры Магии. Сатир писала:
"Эта книга является результатом сотрудничества двух восхитительных, способных молодых людей, которые хотят изучить, каким образом происходят изменения, и желают задокументировать этот процесс. Кажется, им удалось описать элементы, которые можно предвидеть, вызывающие изменения во время коммуникации между двумя людьми. Познание этих элементов дает возможность сознательного их использования, таким образом мы получили полезные методики проведения изменений [...] Я бы не могла написать это вступление, не выразив моего удивления, восхищения и впечатлений. Долгие годы я была тренером и теоретиком , а также работала в клинике. Это означает, что я видела, как проходят перемены в семьях. [...] У меня есть своя теория о том как их вызвать. Знание об этом процессе теперь значительно расширилось, благодаря Ричарду Бэндлеру и Джону Гриндеру, которые могут говорить конкретным, толковым образом о составляющих, открытого и описанного ими явления".


Встреча с Милтоном Эриксоном
  
Ричард Бэндлер и Джон Гриндер, согласно их собственным словам, впервые заинтересовались гипнозом, когда заметили что поведение их клиентов во время работы, с так называемыми управляемыми фантазиями, практически не отличается от описания поведения людей, находящихся в состоянии транса средней и глубокой степени.
Грегори Бейтсон обратил внимание Бэндлера и Гриндера на Милтона Эриксона, создателя современной гипнотерапии. Бейтсон лично давно знал его и дружил с ним. Уже очень ослабленный болезнью, Эриксон жил в то время в Фениксе (Аризона), обучая у себя дома студентов со всего мира. С конца 1974 года Ричард Бэндлер и Джон Гриндер много раз лично посещали Эриксона, чтобы поучаствовать в его семинарах.
Вначале их целью было изучение работы Эриксона, с помощью тех самых методик, которые они уже отработали в рамках своих исследований работы Вирджинии Сатир и Фрица Перлза. Многие часы они разговаривали с Эриксоном, а его встречи с клиентами записывали на пленку и кассеты. Кроме того, они изучили его письменные работы, получив также от него и его ученика Эрнеста Росси дополнительные записи и транскрипты. Позже они анализировали их в отношении микропаттернов в поведении Эриксона.

 
Для Джона Гриндера и Ричарда Бэндлера встреча с Милтоном Эриксоном была счастливым случаем, поскольку Эриксон первым из значимых терапевтов повернулся от абстрактных теоретических спекуляций на тему существа нарушений, к исследованиям прагматически направленных стратегий изменений. Согласно его ожиданиям, его работа оказалась для них настоящей сокровищницей идей. Бэндлер и Гриндер увидели в нем человека, который всю свою жизнь посвятил исследованиям паттернов коммуникации, вызывающих изменения. Деятельность Эриксона, таким образом, стала для них великолепным объектом изучения, поскольку их целью было создание возможных для передачи и изучения моделей именно таких коммуникационных стратегий.

Уже во второй половине 1974 года, вероятно, некоторое время параллельно с группами Мета Модели, Бэндлер и Гриндер начали организовывать семинары, где занимались терапевтическими изменениями и структурой гипнотической коммуникации. Вначале они сконцентриовались на лингвистической обработке языковых паттернов Эриксона. Также как и во время изучения работы Вирджинии Сатир и Фрица Перлза, два молодых исследователя вначале приступили к выделению языковых паттернов Эриксона и включению их в рациональную доступную систему. Так как Мета Модель, также и Модель Милтона возникала во время специально для этого проводимых семинаров, на которых происходил обмен теоретическими соображениями, и проводились практические пробы.

Результаты работы Бэндлера и Гриндера были опубликованы в 1975 году, основанным ими издательством Meta Publications.Прежде всего, оно должно было пропагандировать литературу, касающуюся новой модели, которая тогда получила название "нейролингвистическое программирование" (НЛП).


Группы 1974 и 1975 годов

Реконструкция ранних стадий возникновения НЛП ясно демонстрирует, какое необыкновенно сильное влияние на дальнейшее направление развития начатого проекта оказало изучение деятельности Эриксона. Многие взгляды о психотерапии, формировавшие до определенного момента точку зрения Бэндлера и Гриндера, были отброшены в 1974 году. Прошли времена, когда в этой области науки доминировало убеждение о сердечных, аутентичных и эмпатич-ных терапевтах. Группы встреч начали интенсивные эксперименты с различными видами коммуникационного поведения. Действительно можно признать, что с 1974 года прагматический метод работы Эриксона, направленный в своем существе на определенные цели и пользующийся разнообразными средствами, пользовался среди создателей НЛП наибольшей популярностью. Их девиз теперь звучал: "Когда то что ты делаешь не работает, сделай что-нибудь иное!".
Целью деятельности различных групп в 1974 и 1975 годах было прежде всего разработать следующие формальные модели для коммуникационных процессов. На переднем плане их интересов, наряду с языковой активностью, находилось невербальное поведение Перлза, Сатир и Эриксона. Невербальная коммуникация казалась необычайно важной частью их терапевтического воздействия. Уже Эриксон открыл возможности использования невербального контакта для проведения изменений у клиентов. Он многие годы своей жизни провел формируя такую коммуникацию и подстраивая ее к терапевтическим процессам. Модели, которые теперь хотели выработать Бэндлер и Гриндер, должны были также помогать в анализе и представлении структуры эффективных паттернов невербальной терапевтической коммуникации.
Таким образом, на этот период приходится инициация реального проекта НЛП - создание общих моделей коммуникации, субъективных переживаний и изменений. Бэндлер и Гриндер надеялись, что благодаря этим моделям станет возможным точно представить структуры коммуникации, приводящей к изменениям. Впервые должна была возникнуть возможность присвоения опыта терапевтической магии. Дело было в том, чтобы выработать паттерны , опирающиеся на узко формальном описании того, что делали терапевтические маги, такие как Перлз, Сатир и Эриксон, а не в том, что они предполагали, что делают.
Ни в коем случае никто не хотел ограничивать использование этих моделей лишь для нужд психотерапии. Они были сконструированы таким образом, что могли применяться во всех процессах коммуникации. Поскольку они возникли в рамках психотерапевтической работы над изменениями, широкое распространение получил взгляд, что НЛП - это новая форма психотерапии. Однако модели неиролингвистического программирования по своему существу построены таким образом, что дают возможность моделировать любое человеческое переживание и поведение. Поэтому техники коммуникации и терапевтические методы приводящие к переменам, с которыми сегодня знакомятся на курсах, в принципе лишь эффекты применения этих моделей, в определенных сферах человеческой коммуникации.
Первые контуры главной модели НЛП, так называемого 4-Tupel, или Модели Четверки, стали заметными в конце 1974 года. С ее помощью, программисты начали исследования, измененных состояний сознания. Теперь уже вопрос не касался только лишь психотерапии. Главным предметом их интересов стала скорее структура коммуникационного поведения, вызывающего изменения и неотделимый от нее вопрос о структуре субъективного опыта и природе измененных состояний сознания. Кроме применения методов Пер-лза и Сатир, эксперименты велись также с различными техниками из области трансовой индукции, гипнотическими языковыми паттернами Эриксона и с косвенной метафорической коммуникацией. Так же, так называемые феномены глубокого транса, такие как: позитивные и негативные галлюцинации, искажение восприятия времени, амнезия, нечувствительность к боли, регрессия возраста, левитация руки, каталепсия и им подобные, были детально изучены специалистами нейролингвистического программирования. Появились первые, частичные паттерны НЛП, успешность которых была подтверждена. Результаты этой интенсивной экспериментальной фазы были опубликованы в трех книгах, которые до сих пор входят в состав основной литературы об НЛП. В этих публикациях представлены модели, дающие возможность формировать практически любое поведение и ощущение а также вырабатывать новые формы вмешательства.

Вольфганг Волкер "Проект НЛП: исходный код"

Материалы любезно предоставлены Институтом НЛП